Перейти к основному содержанию
от

План Китая по возрождению и ребрендингу некоторых из самых посещаемых торговых маршрутов в мире в рамках инициативы «Один пояс и один путь» привел к крупнейшему инфраструктурному проекту, который когда-либо предпринимался. Понятно, что успешное строительство, управление и эксплуатация этой торговой супермагистрали 21-го века будет зависеть от сотен международных стандартов, но они также играют менее очевидную роль в формировании глобальных торговых отношений.

В апреле этого года правительство Китая провело в Пекине второй форум по международному сотрудничеству «Один пояс и один путь». Председатель КНР Си Цзиньпин (Xi Jinping), являющийся движущей силой инициативы «Один пояс и один путь» (BRI) с момента ее начала в 2013 году, приветствовал лидеров многих стран, связанных между собой. Присутствовали также ключевые международные организации, включая ИСО.

Aerial view of business coworkers standing in the lobby during break.

Одной из главных тем форума стала необходимость совершенствования правил, процедур и международных стандартов, которые закладывают основу всей инициативы. Хотя использование международных стандартов широко понимается с точки зрения соответствия продукции, было отмечено, что они также служат инструментом для регулирующих органов, которым поручено разрабатывать торговую политику. Выступая перед делегатами, президент ИСО Джон Уолтер (John Walter) присоединился к диалогу представителей международной стандартизации, рассказав о глобальном сотрудничестве и плавной торговле на новом шелковом пути.

«Одна из целей BRI заключается в обеспечении движения людей и товаров. Люди должны иметь правильные документы для свободного перемещения в различных юрисдикциях. Поэтому продукция также должна соответствовать стандартам, предъявляемым к ней как компетентными органами, так и требовательными потребителями.

Независимо от того, как мы взаимодействуем с физическим миром через добычу и преобразование ресурсов или как мы взаимодействуем друг с другом через торговлю и коммуникации, стандарты ИСО предоставляют возможность продвижения вперед», – отметил он.

Вместе или не совсем

Как и большинство данных о взаимодействии людей, экономическая ценность создается в тот момент, когда осуществляется обмен. Случайные мысли перевоплощаются в идеи, когда мы делимся ими с другими, слова становятся дискуссией, лучшие практики становятся стандартами, и обмен превращается в торговлю, которая является движущей силой постглобалистской экономики.

Человеком, который может внести ясность между стандартизаторами, регулирующими органами и бизнесом, является Дэвид Хениг (David Henig), директор проекта торговой политики Великобритании в Европейском центре международной политической экономии (ECIPE). Ведущий эксперт по развитию торговой политики Великобритании, активно участвующий в обсуждении стандартов, оценке соответствия и согласовании нормативных положений в торговых соглашениях, является соучредителем британского торгового форума, который объединяет британских экспертов по торговой политике для обсуждения, анализа и разработки решений.

Какова, по мнению Хенига, роль стандартов в развитии торговли? «Мы видим глобальную торговлю там, где страны соглашаются использовать одни и те же стандарты или правила», – отмечает Хениг. Указывая как на сложность взаимодействий, так и на необходимость дальнейших исследований, он добавляет, что, хотя данная ситуация не была всесторонне изучена, влияние кажется очевидным.

«Предприятия придерживаются аналогичного практического отношения к стандартам, хотя эмпирическое обоснование мультипликативного воздействия стандартов на торговлю будет хорошим результатом работы отдела исследований и инноваций ИСО. Группа была недавно создана для изучения воздействия международной стандартизации на торговлю и другие экономические, социальные и экологические факторы. Департамент надеется, что получится дополнить непроверенные утверждения мощной доказательной базой. Даже когда речь заходит об оценке влияния инициативы «Один пояс и один путь» на торговлю в настоящее время, надежные цифры трудно найти, но очевидно, что инициатива ведет к росту как импорта, так и экспорта. Например, в 2017 году объем импорта и экспорта между Китаем и странами, расположенными вдоль пути инициативы «Один пояс и один путь», достиг 1440 миллиардов долларов США, что на 13,4 % больше, чем в 2016 году, и составил 36,2% от общего объема импорта и экспорта Китая.

Подобно игре в теннис, структурированным дебатам или даже жесту «дай пять», такая сделка не может произойти, если мы не согласимся сделать это совместно. (Попробуйте: все закончится тем, что Вы будете много бегать и привлекать недоуменные взгляды.) Во всех этих случаях были установлены ограничения, правила игры, которые позволяют нам эффективно взаимодействовать… Обеспечение эффективного сотрудничества является лишь одной из причин того, что Китай считает стандартизацию важной стратегической позицией в инициативе «Один пояс и один путь», – подчеркивает Хениг факт, четко обозначенный в публикации Плана действий ведущей группы BRI по данной инициативе (2018–2020).

В дополнение к дальнейшему согласованию китайских стандартов с международными стандартами и облегчением коммуникаций по всей системе инициатива «Один пояс и один путь» определяет стандартизацию как наиболее эффективный способ содействия взаимосвязи политики, объектов, торговли, фондов и общественного восприятия».

Вызовы и возможности

Modern container stacking yard.

Позвольте мне затронуть последний вопрос: представляют ли стандарты барьеры для торговли? Для разработки и создания продукта, который соответствует общепринятому уровню производительности и безопасности, требуется больше усилий и денег, чем на тот, который не соответствует требованиям и качеству. Лично мне так же комфортно с продуктами, которые произведены без опоры на стандарты, как если бы я стоял на палубе без перил.

Но восприятие важно. Например, термин «барьер» несет в обществе негативную коннотацию, которая приравнивает свободу к понятию: делать, что угодно, где бы и когда бы нам этого ни хотелось. Но когда я пытаюсь войти в роль психиатра и вспомнить первые вещи, которые приходят мне в голову при слове «барьер», возникают только положительные ассоциации. Будь то краш-барьер Armco, который уменьшает лобовые столкновения на автомагистралях, штанга для защиты, которая предотвращает падение людей с американских горок, или гигантские коралловые рифы, которые так любят рыба и аквалангисты, – в данном случае барьер не является олицетворением чего-то плохого.

Выяснив, что барьеры необходимы в определенных местах, мы все же задаемся вопросами: Когда речь заходит о чем-то столь запутанном, как торговля, кто может сказать, где находятся такие места? Главное, где находятся неправильные места? Какие барьеры являются громоздкими, ненужными препятствиями, которые помогают нам установить основные правила игры, которая принесет всем пользу?

Сложные конвенции

Containers in the Port of Seattle, Washington, USA.

Работа Хенига в ECIPE основана на классической традиции свободной торговли и открытого мирового экономического порядка. Он активно участвовал в Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТТIP), на протяжении трех с половиной лет переговоров, которые в настоящее время зашли в тупик, работая с обеими группами переговорщиков над разработкой путей продвижения вперед, в частности по вопросам согласованности регулирования технических барьеров в торговле (ТБТ) и устойчивого развития.

Сложившаяся ситуация предоставляет мне возможность спросить Хенига, какое отношение TTIP и аналоги, такие как соглашение о Всеобъемлющем и прогрессивном транстихоокеанском партнерстве (CPTPP), имеют к инфраструктурным и инвестиционным проектам, таким как BRI. Они также полагаются на стандарты или стандарты воспринимаются как имеющие ограниченную роль? Такие соглашения представляют только две стороны одной медали?

«TTIP и TPP (теперь переименованные в CPTPP) имеют существенные технические различия, но существуют для достижения аналогичных целей. В обоих случаях задача состоит в том, чтобы устранить торговые барьеры, которые часто являются формами протекционизма, которые обходят низкие или несуществующие тарифы, включаемые в соглашения, – отмечает Хениг. –Хотя они представляют разные геополитические перспективы, они имеют общие цели. Такая ситуация понятна. В конце концов, данный механизм основан на общем принципе: ненужные барьеры в торговле должны быть устранены».

Тарифная сторона вещей рассматривается в соглашении, поэтому основное внимание уделяется тем техническим аспектам, которые намеренно или иным образом служат тормозом для торговли. Хениг отмечает: «Взаимное признание оценок соответствия, или использование международных стандартов, или дискуссий по согласованию правил, таких как TPP и TTIP, становится все более важной частью взаимодействия. Как и в случае с Инициативой «Один пояс и один путь». Хотя данная дисциплина еще не сформирована, данный шаг обнадеживает.

Хениг подчеркивает, что в то время, как TTIP и CPTPP относятся к Европе и Тихоокеанскому региону соответственно, США являются одним из координационных центров торговли. В обоих случаях стоит избегать протекционистских барьеров. Такие стандарты служат для того, чтобы различные национальные торговые органы не приходили в ярость или не ввязывались в торговую войну, что было подчеркнуто послом Аланом Вольфом (Alan Wolff), одним из заместителей генерального директора Всемирной торговой организации, когда он выступал на Генеральной Ассамблее ИСО в прошлом году.

BRI занимается пересмотром торговых отношений. Такой подход стирает региональные и культурные границы в стремлении к объединяющей цели, заключающейся в создании инфраструктуры, позволяющей функционировать торговле. В рамках долгосрочного плана по повышению уровня жизни в Китае экономические перспективы и социальные цели весьма отличаются от формализованных глобальных соглашений, причем около 60 стран-партнеров имеют свои собственные ожидания в рамках данной инициативы. Тем не менее основополагающий принцип, согласно которому торговля является нашим лучшим способом создания и обмена ценностями, является общепризнанным.

Общие черты

Fiver warehouse workers, one with clipboard, talk shop amidst the storage racks.

Одним из открытий, которые способствовали разработке оригинальных шелковых дорог, было то, что коконы мотылька Bombyx плотно намотаны из одного из лучших волокон, которые только можно представить. Как и многие древние открытия, происхождение шелка было подвержено многочисленным мифам и рассказам. Императрица Си-Лин Чи, когда сидя под тутовым деревом, потягивала чай, кокон упал ей в чашку, где он начал распадаться в горячей жидкости. Императрица поручила одному из своих помощников взять конец нити и идти с ней до тех пор, пока она не выпарится полностью, нить расправилась почти на километр от помощника, прежде чем он остановился.

Хотя история причудлива, мы знаем, что открытие шелка привело к периоду экономического роста в Китае. Его роскошные продукты были оценены во всем мире, и это развитие является свидетельством силы любопытства и тяги к инновациям. Но маршрут в конечном счете играл гораздо большую роль, чем сам шелк, в частности будучи движущей силой расширения империи Хань, которая также внедрила бумагу, письменность, буддийскую мысль и порох в новые страны. Если главная роль правительства в те дни заключалась в том, чтобы отбиваться от бандитов, одновременно используя шелковый путь для достижения собственной экспансии и завоеваний, то сегодняшние лидеры видят в нем объединяющую силу. BRI предоставляет возможность для развития силы в единстве: нити, которые хрупки, взятые по отдельности, могут быть вплетены в ткань необычайной прочности.

Поддержание бесперебойной и прибыльной работы ткацкого станка мировой торговли является приоритетом для ИСО. Глобальная экономика подчиняется своей собственной динамике и, как известно, не поддается предсказаниям экспертов, вот почему основные правила так важны в управлении рисками. Обеспечивая определенную степень стабильности и удовлетворяя общие ожидания, международные стандарты позволяют компаниям внедрять инновации и конкурировать, укрепляя экономику. Хениг заключает: «Предприятиям нужна уверенность, которую стандарты могут принести в рамках сложной нормативной базы. Такая ситуация верна, если стандарты действительно являются международными и могут применяться в рамках международных границ».


 

Эта новость из ISOfocus

ISOfocus
Trade, today and tomorrow
Need to keep pace with the trends in trade? This is a must-read to stay abreast of critical standards issues and trade trends, today and tomorrow.  

Contact

Barnaby Lewis
Barnaby Lewis

+41 22 749 0523
Default ISOfocus
Elizabeth Gasiorowski-Denis
Editor-in-Chief of ISOfocus

+41 22 749 03 25

Будьте в курсе актуальных новостей ИСО

Подписывайтесь на наши новости, обзоры, а также на информацию о продуктах